Русский язык. Литература

5 ареля. Д.з.

Размещено 5.04.22 в рубрике 7 класс, 9 класс

Задание 1

Переписать и выполните задания. ОБЪЯСНИТЬ ВСЕ ОРФОГРАММЫ И ПУНКТОГРАММЫ (ВСЕ ЗАПЯТЫЕ, ГО ПОДЧЕРКНУТЬ) (1)Я люблю северный лес за торжественную тишину которая царит в нем.(2) Особенно хорошо в самом густом ельнике, где-нибудь на дне глубокого лога. (3) Лишь между древесными стволами, обросшими в течение десятилетий седым мхом и узорчатыми лишаями, кое-где проглядывают клочья голубого неба. (4)Свесившиеся лапчатые ветви деревьев кажутся какими-то гигантскими руками.(5) Сказочно фантастический характер придают картине леса громадные папоротники, которые топорщатся перистыми листьями.(6) Мягкий желтоватый мох скрадывает малейший звук, и вы точно идете по ковру. (7)Прибавьте к этому слабое освещение, которое падает косыми полосами сверху. (По Д. Мамину-Сибиряку) 1. Определите стиль текста. 2. Из предложения 3 выпишите предлоги с существительными. 3. Напишите номер сложного предложения с сочинительным союзом 4. Выпишите все частицы из этого текста. 5. Укажите номер предложения с пунктуационной ошибкой.

1. Я решительно не понимал причины такой жестокой несправедливости и это было не удивительно потому что дома у нас был образован заговор чтобы нам ничего не говорить о том кто был этот человек которому мы были обязаны спасением (Лесков). 2. Чтобы сделать себя понятным я начну издалека я передам одно моё впечатление из Берлина (Пришвин). 3. Пари заключается вот в чём я думаю будто я знаю вашего герцога лучше чем знаете его вы (Лесков). 4. В том что есть вещи которые «не снились мудрецам» я не сомневаюсь но что о них думают люди это чрезвычайно меня занимало (Лесков). 5. Проехав пятнадцатую версту Чичиков вспомнил что здесь по словам Манилова должна быть его деревня но шестнадцатая верста пролетела мимо а деревни всё не было и если бы не два мужика попавшиеся навстречу то вряд ли бы довелось им потрафить на лад (Гоголь). 6. В ту минуту когда они вошли в гостиную там начиналось музыкальное отделение вечера и хозяйка могла только улыбкой показать Наталье Михайловне что приветствия и разговоры откладываются уже слышались звуки рояля (Алданов). 7. Журналист только вздохнул он хорошо знал что всё будет так как решит Фёдор Павлович что бы ни говорил главный редактор (Алданов). 8. С Державиным у Николая Михайловича был род дипломатической дружбы старик посылал ему для напечатания свои стихи а Карамзин скрепя сердце печатал и посмеивался (Тынянов). 9. Всё оказалось гораздо приятнее чем он полагал старый арап привёз приглашение отца (Тынянов). 10. Они вели жизнь эфемеров считали втайне дворню учителей и детей крестом который надо нести и если бы кто-нибудь спросил внезапно Сергея Львовича богат ли он знатен ли он и как себя понимает на всё было бы два ответа (Тынянов).

(1)В третью военную осень после уроков Анна Николаевна не отпустила нас по домам, а раздала узкие полоски бумаги, на которых под жирной фиолетовой печатью – всё честь по чести! – было написано, что такой-то или такая-то действительно учится во втором классе девятой начальной школы. 

– (2)Вот! (3)С этой! (4)Справкой! – разделяя слова, делая между ними паузы и, таким образом, не просто объясняя, а внушая, вдалбливая нам правило, которое требовалось запомнить, Анна Николаевна разъясняла и остальное. – (5)И письменным! (6)Поручительством! (7)Мамы! (8)Вы! (9)Пойдёте! (10)В детскую! (11)Библиотеку! (12)И запишетесь! 

(13)Детское ликование не остановить. (14)Да и не нужно его останавливать, потому что это ведь стихия. (15)Поэтому наша мудрая Анна Николаевна только улыбнулась, когда мы заорали на радостях, заколготились в своих партах, как в коробах, отошла в сторону, прислонилась к тёплой печке, прикрыла глаза и сложила руки калачиком. 

(16)Теперь самое время объяснить, отчего уж мы так возрадовались. (17)Дело в том, что все мы давно уже научились читать – соответственно возрасту, конечно же, запросто разделывались с тонкими, ещё довоенными, клееными-переклееными книжечками, которые давала в классе Анна Николаевна, но вот в библиотеку нас не пускали, в библиотеку записывали почему-то лишь со второго класса. (18)А кому в детстве не хочется быть постарше? (19)Человек, который посещает библиотеку, – самостоятельный человек, и библиотека – заметный признак этой самостоятельности. 

(20)Постепенно мы утихли, угомонились, и Анна Николаевна снова стала объяснять. 

– (21)В письменном! (22)Поручительстве! (23)Мама должна написать! (24)Что в случае! (25)Потери! (26)Книг! (27)Она! (28)Возместит! (29)Утрату! (30)В десятикратном! (31)Размере! 

– (32)Теперь вы понимаете свою ответственность? – спросила она уже обыкновенным, спокойным голосом. 

(33)Можно было и не спрашивать. (34)Без всякого сомнения, штраф за потерянную книжку в десятикратном размере выглядел чудовищным наказанием. (35)Выходило, что книжки читать будем мы и терять, если доведётся, тоже будем их мы, а вот мамам придётся страдать из-за этого, будто мало им и так достаётся. 

(36)Да, мы росли в строгости военной поры. (37)Но мы жили, как живут люди всегда, только с детства знали: там-то и там-то есть строгая черта, и Анна Николаевна просто предупреждала об этой черте. (38)Внушала нам, второклассникам, важную истину, согласно которой и мал и стар зависимы друг от дружки, и коли ты забудешь об этом, забудешь о том, что книжку надо беречь, и потеряешь по рассеянности или ещё по какой другой, пусть даже уважительной, причине, то маме твоей придётся отвечать за тебя, плакать, собирать по рублю деньги в десятикратном размере. 

(39)Повздыхав, зарубив себе на носу жестокий размер ответственности и ещё одно правило, по которому мама должна прийти сама вместе с тобой, захватив при этом паспорт, мы вылетели на волю, снова ликуя и толкаясь. 

(По А.А. Лиханову)* 

* Лиханов Альберт Анатольевич (род. в 1935 г.) – писатель, журналист, председатель Российского детского фонда. Особое внимание в своих произведениях писатель уделяет роли семьи и школы в воспитании ребёнка, в формировании его характера.

эээээээээээээээээээээээээээээээээээээээээээээээээээээээээээээээээээээээээээээээ

1)У меня был закадычный друг, чернявый, густоволосый, подстриженный под девочку Митя Гребенников. (2)Наша с ним дружба началась, кажется, ещё в возрасте четырёх лет. 

(3)Митя был жителем нашего дома, но недавно его родители поменяли квартиру. (4)Митя оказался по соседству в большом шестиэтажном доме и ужасно заважничал. (5)Дом был правда хоть куда: с роскошными парадными, тяжёлыми дверями и просторным бесшумным лифтом. (6)Митя не уставал хвастаться своим домом: «Когда глядишь на Москву с шестого этажа… », «Не понимаю, как люди обходятся без лифта…». (7)Я деликатно напомнил, что совсем недавно он жил в нашем доме и прекрасно обходился без лифта. (8)Глядя на меня влажными тёмными глазами, Митя брезгливо сказал, что это время кажется ему страшным сном. (9)За такое следовало набить морду. (10)Но Митя не только внешне походил на девчонку – слабодушный, чувствительный, слезливый, хотя и способный к истерическим вспышкам ярости, и на него рука не поднималась. (11)И всё-таки я ему всыпал. (12)С истошным рёвом он бросился на меня... (13)Чуть ли не на другой день Митя полез мириться. (14)«Наша дружба больше нас самих, мы не имеем права терять её» – вот какие фразы умел он загибать. (15)Митина вздорность, перепады настроений, чувствительные разговоры, готовность к ссоре, проявляющаяся при первой же возможности, стали казаться мне непременной принадлежностью дружбы. 

(16)Наша драгоценная дружба едва не рухнула в первый же школьный день. (17)Когда выбирали классное самоуправление, Митя предложил меня в санитары. (18)А я не назвал его имени, когда выдвигались кандидатуры на другие общественные посты, – то ли от растерянности, то ли мне казалось неудобным называть его, после того как он выкрикнул моё имя. (19)Митя не выказал ни малейшей обиды, но его благодушие рухнуло в ту минуту, когда большинством голосов я был выбран санитаром. (20)Ничего заманчивого в этой должности не было, но у Мити словно помутился разум от зависти. 
(21)Ко всему ещё он оказался ябедой. (22)Однажды классная руководительница велела мне остаться после занятий и учинила грандиозный разнос за игру в деньги. (23)Лишь раз в жизни играл я в расшибалку, быстро продул семь копеек наличными и ещё рубль в долг. (24)Но на том и кончилось моё знакомство с азартными играми. 

(25)Прижатый в угол, Митя признался в доносе. (26)Важно заметить, что он оговорил меня для моей же пользы, боясь, как бы дурные наклонности вновь не пробудились во мне. (27)А затем со слезами Митя требовал вернуть ему былое доверие ради святой дружбы, что «больше нас самих», и пытался влепить мне иудин поцелуй. (28)Всё это выглядело фальшиво, скверно, непорядочно, тем не менее я ещё года два участвовал в недостойном фарсе, пока вдруг не понял, что у настоящей дружбы совсем иной адрес. 

(По Ю. Нагибину)

Добавить комментарий

Репетиторы Москвы и СПб