Русский язык. Литература

Текст ОГЭ

Размещено 20.05.21 в рубрике 9 класс

  1. (1) К дяде Коле приходил штабс-капитан Иванов – чистенький, белорукий, с тщательно заострённой светлой бородкой и тонким голосом. 
     (2) Как большинство холостяков, Иванов прижился в чужой семье у дяди Коли. 

 (3) Он не мог провести ни одного вечера, чтобы не прийти посидеть и поболтать. 

 (4) Всякий раз, снимая в передней шинель и отстёгивая шашку, он краснел и говорил, что зашёл «на огонёк» или для того, чтобы посоветоваться с дядей Колей по делу. (5)Потом он, конечно, засиживался до полночи. 

 (6)Я был благодарен Иванову за то, что он отучил меня от привычки стесняться простых вещей.

 (7) Как-то я встретил Иванова на базаре. (8)Он покупал картошку и капусту. 

 — (9)Помогите мне дотащить всё это до извозчика, – попросил он меня. – (10)Мой Пётр (Пётр был денщиком Иванова) захворал. (11)Приходится всё делать самому. 

 (12)Когда я тащил вместе с ним к извозчику тяжёлую кошёлку с капустой, нам встретилась молоденькая учительница немецкого языка из брянской гимназии. (13)В ответ на мой поклон она фыркнула и отвернулась. (14)Я покраснел. 

 — (15)Напрасно смущаетесь, – сказал Иванов. – (16)Вы же не делаете ничего дурного. (17)Чтобы избавиться от насмешливых взглядов, у меня есть приём – смотреть людям прямо в глаза. (18)Очень хорошо действует. 

 (19)Мы сели на извозчика, заваленного овощами, и поехали по главной Московской улице. (20)Нам встречалось много знакомых. (21)Встретился даже ехавший в пароконном экипаже начальник арсенала генерал Сарандинаки. 

 (22)3авидев нас, знакомые усмехались, но Иванов прямо смотрел им в глаза. 

 (23) Под этим взглядом они смущались, переставали усмехаться и в конце концов даже приветливо нам кивали. (24)А Сарандинаки остановил экипаж и предложил Иванову прислать к нему своего денщика. (25)Но Иванов вежливо отказался, заметив, что он прекрасно справляется с этой несложной работой. (26)Генерал поднял брови, слегка толкнул кучера в спину шашкой в чёрных ножнах, и серые генеральские лошади с места пошли рысью. 

 — (27)Вот видите, – сказал мне Иванов, – никогда не следует пасовать перед предрассудками. 

 (28) Я знал, конечно, что Иванов прав, но всё же мне было неприятно под обстрелом насмешливых глаз. (29)Сказывалась дурная привычка. 

 (30) Иногда я ловил себя на том, что боялся поступить не так, как все, стеснялся своей бедности, пытался скрыть её от товарищей. 
 (31) Мама относилась к перемене в нашей жизни как к величайшему несчастью. 

 (32) Изо всех сил она скрывала это от знакомых. (33)Все знали, что отец оставил семью, но мама на вопросы знакомых всегда отвечала, что отец уехал ненадолго и у нас всё благополучно. (34)Ночи напролёт она штопала и переделывала нашу одежду, боясь, чтобы «люди не заметили» признаков обнищания. (35)Мужество изменило маме. (36)Её робость передалась и нам. 

 (37) Когда извозчик подымался на гору к дому Иванова, рассыпалась капуста. 

 (38) Кочаны, подпрыгивая и перегоняя друг друга, покатились по мостовой. 

 (39) 3асвистели мальчишки. (40)Извозчик остановился. (41)Мы слезли и начали подбирать кочаны. 

 (42)Я был, должно быть, совершенно красный от стыда, потому что Иванов, взглянув на меня, предложил: 

 — Давайте я подберу сам. (43)А вы уж идите лучше домой. 

 (44)Если раньше мне было стыдно подбирать кочаны на глазах у прохожих, то после этих слов я покраснел до слёз от стыда за себя. (45)Я с остервенением подобрал последние кочаны и мимоходом дал оглушительную затрещину мальчишке Самохину, сыну брянского купца. (46)Он приплясывал на тротуаре и дразнился: 

 Ехал, ехал гимназист, 
 Потерял капустный лист! 

 (47) Юный Самохин, ревя и размазывая слёзы, скрылся в своём дворе. 

 (48) Я был уверен, судя по хитрым глазам Иванова, что он рассыпал капусту нарочно. 

 (49) этого времени я начал даже бравировать. (50)Каждый день я выходил на улицу с деревянной лопатой и разгребал снег, колол дрова, топил печи и не только не уклонялся от грубой работы, но всячески на неё напрашивался. 

 (51) А мальчишка Самохин ещё долго, завидев меня, прятался за калитку и кричал оттуда: 

 – Синяя говядина! 

 (52) «Синей говядиной» звали гимназистов за их синие фуражки. (53)Но эти выпады Самохина уже не производили на меня впечатления. 

 (По К. Г. Паустовскому*) 

 * Паустовский Константин Георгиевич (1892-1968) – известный русский писатель, классик отечественной литературы.

2.

(1)Когда я учился в школе, два предмета не давались мне совершенно – пение и рисование. (2)Пение, что естественно, недоступно было ребёнку, у которого абсолютно не было слуха. (3)Но эта проблема решалась пунктуальным посещением школьного хора, где я пел еле слышно, а за это моё усердие ставили твёрдую четвёрку, и я был этим страшно доволен. 
(4)А вот с рисованием всё обстояло намного хуже. 

(5)Поэтому в шестом классе, когда уже за вторую четверть мне «светила» тройка, родители меня предупредили, что если тройка в четверти и в самом деле окажется, то на каникулах на экскурсию в столицу с классом я не поеду, и никакие слёзы при этом мне не помогут. (6)Вот почему, когда наш учитель по рисованию, Эдмунд Антонович, почти перед самым окончанием второй четверти объявил, что на следующем уроке у нас будет рисунок на оценку, я понял бесповоротно, что столицы не видать как своих ушей. 

(7)Эдмунд Антонович пришёл к нам в класс только в этом году и только на этот год. (8)Вообще-то он вёл изостудию для одарённых детей во Дворце пионеров, а к нам его привели неизвестные мне обстоятельства. 
(9)Я не знаю, как он там в своей изостудии с одарёнными управлялся, но с нами, обыкновенными, управиться он не мог, но всё время что-то усердно рисовал и показывал у доски, абсолютно не обращая внимания на творившийся тарарам. (10)Одно только было в нём плохо: оценки он ставил страшно придирчиво, и я у него из-за этого не вылезал из троек, а от предстоящей классной работы зависело для меня буквально всё. 

(11)Наконец наступил этот трижды проклятый день! (12)Эдмунд Антонович, сияя, как в праздник, вошёл в класс и объявил, что сегодня состоится-таки классная работа, на которой мы должны будем нарисовать рисунок на тему «Первый снег». 

(13)Я несколько раз прилежно начинал рисовать и сразу почти бросал, потому как рисунки мои выглядели так страшно, что мне даже в голову не пришло бы сдавать их, – всё равно была бы верная двойка. (14)Это была катастрофа! (15)Теперь всё было кончено! (16)И тогда я от полной безысходности решился на дикий поступок. (17)Я открыл в тетради для рисования чистый лист и всеми цветными карандашами, которые у меня были, вместо рисунка, написал на нём крупными буквами следующее. 

(18)КАРТИНА. (19)ПЕРВЫЙ СНЕГ. 

(20)Утро. (21)Ночью был снегопад. (22)Это был первый снег в этом году. (23)Снег шёл долго, и теперь красная черепица на крышах маленьких домиков под снегом почти не видна. (24)Одни только красные трубы торчат, а из труб высоко поднимаются к небу хвосты белого и неподвижного дыма. (25)Снег на деревьях, на крышах и на дорогах. (26)Он искрится под утренним солнцем и слепит глаза. (27)Дети кричат и смеются, катают огромные снежные шары и лепят из них весёлых снеговиков. (28)Один уже даже готов, и у него вместо рук две лыжные палки. (29)А с высокой горы перед домиками спускаются к детям клоуны, и в руках у них замечательные воздушные змеи и цветные шары. 

(30)6б класс, Крамер Александр. 

(31)Урок рисования был один раз в неделю, и я просто не знаю, как дожил до следующего урока. (32)Помню, что даже любимые свои книжки не мог читать ни минуты, потому что не понимал ни слова, и на уроках тоже присутствовал только физически, а все мои мысли были заняты тем, что я натворил, и тем, что после этого будет. (33)Поэтому, когда на следующем уроке рисования Эдмунд Антонович раздал нам наши альбомы, я чуть не лишился сознания, с ужасным предчувствием открывая свой проклятый «рисунок». 

(34)И вдруг... (35)Я не верил своим глазам: на злополучном листе стояла огромная красная пятёрка, которую держал в руках маленький рыжий клоун! (36)А потом пятёрка появилась и в классном журнале! 
(По А.Б. Крамеру)* 

* Крамер Александр Борисович – современный публицист.


Добавить комментарий

Репетиторы Москвы и СПб