Русский язык. Литература

9б. 27.04.»Улыбка» Р.Брэдбери. Влияние искусства на человека

Размещено 26.04.20 в рубрике 9 класс

Прочитайте рассказ американского писателя Рэя Брэдбери. О чём этот рассказ? Какие проблемы поднимаются в нём? КАК ВЫ ПОНИМАЕТЕ ПОСЛЕДНИЕ СТРОКИ РАССКАЗА: " Час спустя он все еще видел ее, даже после того как осторожно сложил ее и спрятал. Он закрыл глаза, и снова во мраке перед ним - Улыбка. Ласковая, добрая, она была Там и тогда, когда он уснул, а мир был объят безмолвием,
и луна плыла в холодном небе сперва вверх, потом вниз, навстречу утру".

На главной площади очередь установилась еще  в  пять  часов,  когда  за
выбеленными инеем полями пели далекие петухи и нигде не было огней.  Тогда
вокруг, среди разбитых зданий, клочьями висел туман,  но  теперь,  в  семь
утра,  рассвело,  и  он  начал  таять.  Вдоль  дороги   по-двое,   по-трое
подстраивались к очереди еще люди, которых приманил  в  город  праздник  и
базарный день.
   Мальчишка стоял сразу за двумя мужчинами, которые громко  разговаривали
между собой, и в  чистом  холодном  воздухе  звук  голосов  казался  вдвое
громче.
   Мальчишка притопывал на месте и дул на свои красные,  в  цыпках,  руки,
поглядывая то на грязную, из  грубой  мешковины,  одежду  соседей,  то  на
длинный ряд мужчин и женщин впереди.
   - Слышь, парень, ты-то что здесь делаешь в такую рань? - сказал человек
за его спиной.
   - Это мое место, я тут очередь занял, - ответил мальчик.
   - Бежал бы ты, мальчик, отсюда, уступил бы свое место тому, кто знает в
этом толк!
   - Оставь в покое парня, - вмешался, резко обернувшись, один из  мужчин,
стоящих впереди.
   - Я же пошутил. - Задний положил  руку  на  голову  мальчишки.  Мальчик
угрюмо стряхнул ее. - Просто подумал, чудно это-ребенок, такая рань  а  он
не спит.
   - Этот парень знает толк в искусстве, ясно?  -  сказал  заступник,  его
фамилия была Григсби. - Тебя как звать-то, малец?
   - Том.
   - Наш Том, уж он плюнет что надо, в самую точку-верно. Том?
   - Точно!
   Смех покатился по шеренге людей.
   Впереди кто-то продавал горячий  кофе  в  треснувших  чашках.  Поглядев
туда. Том увидел маленький  жаркий  костер  и  бурлящее  варево  в  ржавой
кастрюле. Это был не  настоящий  кофе.  Его  заварили  из  каких-то  ягод,
собранных на лугах  за  городом,  и  продавали  по  пенни  чашка,  согреть
желудок" но мало кто покупал, мало кому это было по карману.
   Том устремил взгляд туда, где очередь пропадала за разваленной  взрывом
каменной стеной.
   - Говорят, она _улыбается_, - сказал мальчик.
   - Ага, улыбается, - ответил Григсби.
   - Говорят, она сделана из краски и холста.
   - Точно. Потому-то и сдается мне, что она не подлинная. Та,  настоящая,
- я слышал - была на доске нарисована, в незапамятные времена.
   - Говорят, ей четыреста лет.
   - Если не больше. Коли. уж на  то  пошло,  никому  не  известно,  какой
сейчас год.
   - Две тысячи шестьдесят первый!
   - Верно, так говорят, парень, говорят. Брешут. А  может,  трехтысячный!
Или пятитысячный! Почем мы можем  знать?  Сколько  времени  одна  сплошная
катавасия была... И достались нам только рожки да ножки.
   Они шаркали ногами, медленно  продвигаясь  вперед  по  холодным  камням
мостовой.
   - Скоро мы ее увидим? - уныло протянул Том.
   - Еще несколько минут, не больше. Они огородили ее, повесили на четырех
латунных столбиках бархатную веревку, все честь по чести,  чтобы  люди  не
подходили слишком близко. И  учти,  Том,  никаких  камней,  они  запретили
бросать в нее камни.
   - Ладно, сэр.
   Солнце поднималось  все  выше  по  небосводу,  неся  тепло,  и  мужчины
сбросили с себя измазанные дерюги и грязные шляпы.
   - А зачем мы все тут собрались? - спросил, подумав, Том.  -  Почему  мы
должны плевать?
   Тригсби и не взглянул на него, он смотрел на солнце, соображая, который
час.
   - Э, Том, причин уйма. - Он рассеянно протянул руку к карману, которого
уже давно не было, за несуществующей сигаретой.  Том  видел  это  движение
миллион раз. - Тут все дело в ненависти, ненависти ко всему, что связано с
Прошлым. Ответь-ка ты мне, как мы дошли до такого состояния? Города--труды
развалин, дороги  от  бомбежек-словно  пила,  вверх-вниз,  поля  по  ночам
светятся, радиоактивные... Вот и скажи, Том, что это,  если  не  последняя
подлость?
   - Да, сэр, конечно.
   - То-то и оно... Человек ненавидит то, что его сгубило, что  ему  жизнь
поломало. Так уж он устроен. Неразумно, может быть но такова  человеческая
природа.
   - А если хоть кто-нибудь или что-нибудь, чего бы мы  не  ненавидели?  -
сказал Том.
   - Во-во! А все эта орава идиотов, которая заправляла миром  в  Прошлом!
Вот и  стоим  здесь  с  самого  утра,  кишки  подвело,  стучим  от  холода
зубами-ядовитые троглодиты, ни покурить, ни выпить,  никакой  тебе  утехи,
кроме этих наших праздников. Том. Наших праздников...
   Том мысленно перебрал праздники,  в  которых  участвовал  за  последние
годы. Вспомнил, как рвали и жгли книги на площади, и все  смеялись,  точно
пьяные. А праздник  науки  месяц  тому  назад,  когда  притащили  в  город
последний автомобиль, потом бросили жребий, и счастливчики могли по одному
разу долбануть машину кувалдой!..
   -  Помню  ли  я,  Том?  Помню  ли?  Да  ведь  я  же   разбил   переднее
стекло-стекло, слышишь? господи, звук-то какой был, прелесть! Тррахх!
   Том  и  впрямь  словно  услышал,  как  стекло  рассыпается  сверкающими
осколками.
   - А Биллу Гендерсону досталось мотор раздолбать. Эх, и лихо же  он  это
сработал, прямо мастерски. Бамм! Но лучше всего,  -  продолжал  вспоминать
Григсби, - было в тот  раз,  когда  громили  завод,  который  еще  пытался
выпускать самолеты. И отвели же мы душеньку! А потом  нашли  типографию  и
склад боеприпасов-и взорвали их вместе! Представляешь себе. Том? - -
   Том подумал.
   - Ага.
   Полдень. Запахи разрушенного города  отравляли  жаркий  воздух,  что-то
копошилось среди обломков зданий.
   - Сэр, это больше никогда не вернется?
   - Что-цивилизация? А кому она нужна? Во всяком случае не мне!
   - А я так готов ее терпеть,  -  сказал  один  из  очереди.  -  Не  все,
конечно, но были и в ней свои хорошие стороны...
   - Чего зря болтать-то! - крикнул Григсби. - Все равно впустую.
   - Э, - упорствовал один из очереди, - не торопитесь. Вот  увидите:  еще
появится башковитый человек, который ее подлатает.  Попомните  мои  слова.
Человек с душой.
   - Не будет того, сказал - Григсби.
   - А я говорю, появится. Человек, у которого душа лежит к красивому.  Он
вернет нам-нет, не  старую,  а,  так  сказать,  ограниченную  цивилизацию,
такую, чтобы мы могли жить мирно.
   - Не успеешь и глазом моргнуть, как опять война!
   - Почему же? Может, на этот раз все будет иначе. Наконец и они вступили
на главную площадь. Одновременно в город въехал  верховой;  держа  в  руке
листок бумаги, Огороженное пространство было в самом центре площади.  Том,
Григсби  и  все  остальные,  копя  слюну,  подвигались   вперед   -   шли,
изготовившись, предвкушая, с расширившимися зрачками. Сердце  Тома  билось
часто-часто, и земля жгла его босые пятки.
   - Ну, Том, сейчас наша  очередь,  не  зевай!  -  По  углам  огороженной
площадки стояло четверо полицейских-четверо мужчин  с  желтым  шнурком  на
запястьях, знаком их власти над остальными. Они  должны  были  следить  за
тем, чтобы не бросали камней.
   - Это для того, - уже напоследок  объяснил  Григсби,  -  чтобы  каждому
досталось плюнуть по разку, понял, Том? Ну, давай!
   Том замер перед картиной, глядя на нее.
   - Ну, плюй же!
   У мальчишки пересохло во рту.
   - Том, давай! Живее!
   - Но, - медленно произнес Том, - она же красивая!
   - Ладно, я плюну за тебя!
   Плевок Григсби блеснул в лучах солнца.  Женщина  на  картине  улыбалась
таинственно-печально,  и  Том,  отвечая  на  ее  взгляд,  чувствовал,  как
колотится его сердце, а в ушах будто звучала музыка.
   - Она красивая, - повторил он.
   - Иди уж, пока полиция...
   - Внимание!
   Очередь притихла. Только что они бранили Тома -  стал  как  пень!  -  а
теперь все повернулись к верховому.
   - Как ее звать, сэр? - тихо спросил Том.
   - Картину-то? Кажется, "Мона Лиза"... Точно: "Мона Лиза".
   - Слушайте объявление, - сказал верховой.  -  Власти  постановили,  что
сегодня в полдень портрет на площади будет передан в руки здешних жителей,
дабы они могли принять участие в уничтожении...
   Том и ахнуть не успел, как толпа, крича, толкаясь, мечась, понесла  его
к картине. Резкий звук рвущегося холста... Полицейские  бросились  наутек.
Толпа  выла,  и  руки  клевали  портрет,  словно   голодные   птицы.   Том
почувствовал, как его  буквально  швырнули  сквозь  разбитую  раму.  Слепо
подражая остальным, он вытянул руку, схватил  клочок  лоснящегося  холста,
дернул и упал, а толчки и пинки вышибли его  из  толпы  на  волю.  Весь  в
ссадинах, одежда разорвана, он смотрел, как старухи жевали  куски  холста,
как мужчины разламывали раму, поддавали ногой жесткие лоскуты, рвали их  в
мелкие-мелкие клочья.
   Один Том стоял притихший в стороне от этой свистопляски. Он  глянул  на
свою руку. Она судорожно притиснула к груди кусок холста, пряча его.
   - Эй,  Том,  ты  что  же!  -  крикнул  Григсби.  Не  говоря  ни  слова,
всхлипывая. Том побежал прочь. За город, на испещренную воронками  дорогу,
через поле, через мелкую речушку, он бежал  и  бежал,  не  оглядываясь,  и
сжатая в кулак рука была спрятана под куртку.
   На закате он достиг маленькой деревушки и пробежал через нее. В  девять
часов он был у разбитого здания фермы. За ней,  в  том,  что  осталось  от
силосной башни, под навесом, его встретили звуки, которые сказали ему, что
семья спит-спит мать, отец, брат. Тихонько, молча, он  скользнул  в  узкую
дверь и лег, часто дыша.
   - Том? - раздался во мраке голос матери.
   - Да.
   - Где ты болтался? - рявкнул отец. - Погоди, вот я тебе утром всыплю...
   Кто-то пнул его ногой. Его собственный брат, которому пришлось  сегодня
в одиночку трудиться на их огороде.
   - Ложись! - негромко прикрикнула на него мать.
   Еще пинок.
   Том дышал уже ровнее. Кругом царила тишина. Рука его была плотно-плотно
прижата к груди. Полчаса лежал он так, зажмурив глаза.
   Потом ощутил что-то: холодный белый свет. Высоко в небе плыла  луна,  и
маленький квадратик света полз  по  телу  Тома.  Только  теперь  его  рука
ослабила хватку. Тихо, осторожно, прислушиваясь к  движениям  спящих,  Том
поднял ее. Он помедлил, глубоко-глубоко вздохнул,  потом,  весь  ожидание,
разжал пальцы и разгладил клочок закрашенного холста.
   Мир спал, освещенный луной.
   А на его ладони лежала Улыбка.
   Он смотрел на нее в белом свете, который падал с  полуночного  неба.  И
тихо повторял про себя, снова и снова: "Улыбка, чудесная улыбка..."
   Час спустя он все еще видел ее, даже после того как осторожно сложил ее
и спрятал. Он закрыл глаза, и снова во мраке перед ним - Улыбка. Ласковая,
добрая, она была Там и тогда, когда он уснул, а мир был объят  безмолвием,
и луна плыла в холодном небе сперва вверх, потом вниз, навстречу утру.

Комментарии

  1. Алексей Иванов написал(а):

    Этот рассказ о мальчике, который собирался «унизить» картину великого художника. Но не смог это сделать когда увидел саму картину.
    Этот рассказ поднимает проблему того, что человек не всегда способен делать что-то своё, а может только повторять за остальными. И лишь единицы могут понять что они сами что-то могут, и не обязательно идти за всеми.
    Я понимаю данную мне фразу так, что мальчик только когда успокоился и разобрался у себя в голове, смог оценить насколько картина была великой и то что люди делали с этой картиной было большой ошибкой

  2. Даниил Топорец написал(а):

    Уничтожение культурного, научного наследия, цикличность.

    Даня, можно распространёнными предложениями. Почему уничтожение? В чём цикличность?

  3. Юля Лоскутова написал(а):

    Тема рассказа: В произведении повествуется о маленьком мальчике – Томе, который отличается от остальных людей тем, что он не хочет грабить, разрушать все на своем пути. Особенно Том не хочет уничтожать предмет искусства – картину «Мона Лиза».
    Проблема: Люди потеряли искренние и теплые чувства, стали жестокими и кровожадными. Им уже не нужна даже цивилизация, они хотят отомстить и посеять хаос. Они также забыли про важность искусства.
    Последние строки произведения: Я считаю, что в конце рассказа автор обратил внимание читателей на то, что Том – главный герой рассказа, не забыл о человечности. Часть холста с улыбкой Мона Лизы напомнила мальчику о том, что у него есть душа – добрая и настоящая.

  4. Юля Григорьева написал(а):

    Тому понравилась картина. Он не понимал, почему люди плюют в картину. Почему люди хотят уничтожить цивилизацию и её следы. Именно поэтому он запомнил эту картину, видимо, уже на всю жизнь и ему представлялся образ улыбки загадочной Мона Лизы.

    Юлька, МАЛО СЛОВ!! Ну распространи! — ЕЮ

  5. Боднарь Максим написал(а):

    Читая рассказ Р. Бредбери «Улыбка» вновь пережил те минуты, когда сам в нетерпении стоял в очереди в небольшой зал Лувра, где выставлена «Мона Лиза» Леонардо да Винчи, одно из самых известных произведений живописи. Вспомнил, как пытался сквозь щелочки между спинами взрослых разглядеть — так ли прекрасна эта таинственная Джоконда, чья улыбка столетиями притягивает взоры очарованных зрителей.
    Но в рассказе Бредбери очередь совсем другая, в ней люди стоят с самого утра, чтобы развлечься- плюнуть на плод цивилизации, на гениальное творение эпохи Возрождения. Все это больше похоже на кошмар, на чудовищное недоразумение. Появляется
    ощущение, что стоящие в очереди — не люди вовсе.
    Думаю, что создавая этот рассказ американский писатель-фантаст пытался обрисовать человечеству картину его будущего, в котором мир разрушен техническим прогрессом, люди обезумели от последствий экологической катастрофы и во всем винят науку и искусство.
    Но в этом, казалось бы безнадежном обществе, находятся руки, которые спасают эту божественную завораживающую улыбку, находится сердце, детское, чистое, открытое красоте и любви. Автор верит в разумное и светлое будущее нашей Земли. Он уверен, что ее спасут люди «с тонкими движениями души и великая сила искусства» преодолеет любые преграды.

  6. Бекбулатов Дмитрий написал(а):

    Я понимаю смысл этого высказывания так. Мальчик, который пол дня простоял, ожидая своей очереди для плевка, увидев картину растерялся, ведь картина была очень красива, отчасти именно поэтому он сохранил кусочек. Но также сохранил улыбку, так как по моему мнению было то последнее хорошее в его жизни, за что он держался. Многие в мире данного произведения уже давно перестали видеть что-то хорошее вокруг. Прошла война, и люди, которые потеряли все обозлились на то что могло напоминать и нести довоенное время. Обозлились на искусство в том числе. Из-за этой слепой злобы большинство потеряло чувство прекрасного, а главный герой смог сохранить его даже в таком сером мире, и я думаю что эта картина принесла этому мальчику куда больше теплых эмоций, чем тем людям, что решили уничтожить ее на площади.

  7. Белла Айзенберг написал(а):

    Рассказ «Улыбка» Рэя Бредбери описывает короткий сюжет в условиях определённой идеи — идеи вреда цивилизации.
    «Что-цивилизация? А кому она нужна? Во всяком случае не мне!» — говорит один из героев рассказа. Пожалуй, и мы замечаем, что в некоторых аспектах и ситуациях цивилизация плохо влияет на человека и окружающий его мир, однако люди, придерживающиеся идеологии, описанной в произведении, хотят уничтожить всю существующую цивилизацию, а не устранить или сократить её вредное влияние. В рассказе описано уничтожение Великой картины «Мона Лизы». Всё же, в толпе находится человек, который не поддерживает идею полного разрушения созданного ранее: «Не все,
    конечно, но были и в ней свои хорошие стороны…»
    Этот же человек говорит и про человека с душой, который появится и оценит прелесть цивилизации, восстановит её мирные и приятные стороны: «Вот увидите: еще
    появится башковитый человек, который ее подлатает. Попомните мои слова. Человек с душой».
    Вот, в рассказе мы видим такого «человека с душой» — маленького мальчика, который замирает при виде картины и восхищается её красотой: «Но, — медленно произнес Том, — она же красивая!» Слова, которыми заканчивается рассказ, говорят о понимании мальчика красоты искусства. Улыбка, которую он так бережно сохранил, запала ему глубоко в душу, поскольку он видит её даже когда закрывает глаза. «Там» — говорит нам о божественности улыбки, о её символе и значении для «человека с душой».

Добавить комментарий

Репетиторы Москвы и СПб